Воспитанник детского дома нужно 5 лет платить государству за квартиру

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (495) 332-37-90
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 449-45-96 Доб. 640

Какие препятствия нужно преодолеть выпускнику детского дома, чтобы получить свою квартиру? Антон и его коллеги занимаются постинтернатным сопровождением бывших детдомовцев. В частности, помогают им решать проблемы с жильем. Этим обязаны заниматься социальные педагоги. Но так происходит не везде и не всегда. Постановка в очередь происходит без участия ребенка, он об этом, как правило, ничего не знает, ему об этом никто ничего не сообщает.

Кто ездит к детям в детский дом, тот поступает мудро? Данная методичка выслана мне одним из участников форума по детским домам.

В этом году в России должен появиться профессиональный стандарт социального координатора — специалиста, который будет помогать социально незащищенным группам граждан. Правда, пока речь идет только о помощи пожилым людям, инвалидам и паллиативным больным. Между тем такие кураторы или координаторы остро необходимы и в сфере профилактики социального сиротства.

Жилье для сироты: 7 препятствий на пути к своей квартире

В этом году в России должен появиться профессиональный стандарт социального координатора — специалиста, который будет помогать социально незащищенным группам граждан. Правда, пока речь идет только о помощи пожилым людям, инвалидам и паллиативным больным. Между тем такие кураторы или координаторы остро необходимы и в сфере профилактики социального сиротства. Старая трехэтажка, темный подъезд, верхний этаж. Дверь на тесную лестничную клетку открывает молодая женщина в спортивном костюме: невысокая, худенькая, с короткой стрижкой, на бледном лице выделяются живые карие глаза.

Крошечный коридор совмещен с такой же крошечной кухней — чтобы попасть в комнату, нужно протиснуться между кухонным столом и холодильником.

Половину комнаты занимает новая двухъярусная кровать, возле которой играют в машинки близнецы лет пяти. Саше 27, хотя кажется — совсем девчонка.

Резкими движениями она поправляет плед на диване и приглашает нас сесть, а сама остается стоять у старой, свежевыбеленной печи. После смерти бабушки Саша с братом продали ее жилье, купили себе по маленькой квартире и зажили врозь.

Первого сына она родила в 18, и вскоре ее с ним разлучили — работы не было, денег тоже, отца ребенка посадили по уголовной статье. Ее лишили родительских прав, а ребенка забрала бабушка — мать несостоявшегося Сашиного мужа.

Сын к матери так и не вернулся. В 21 Саша познакомилась с другим мужчиной, в 22 забеременела. Он не работал, я к концу беременности тоже не могла подрабатывать. Денег у этих фондов немного, и такую поддержку можно назвать не столько финансовой, сколько психологической. Что человек должен сам искать работу и пытаться решить свои проблемы.

Мы понимали, что ей необходима срочная помощь. Близнецы тихо играют на ковре за небольшой игрушечной стеной, а Саша зовет нас пить чай. Она кладет заварку в маленький, видавший виды чайник и ставит на стол пирог. Мальчишки выглядывают из-за двери. Когда они родились, Саша ушла от их отца.

Это было трудное время. Фонд помогал памперсами, детским питанием, игрушками. Для Карелии это не пустячная сумма, но для одинокой матери двоих младенцев — мизер. Саша не справлялась, семейное неблагополучие нарастало.

Когда близнецам исполнилось полгода, в семью пришли сотрудники органов опеки. Дрова тоже были через раз, в квартире холодно.

Работать с двумя маленькими я не могла. Пособия нам не хватало. Мне опека сказала, что дети в опасности. Я сама понимала это. История повторилась. Мальчишек забрали в дом ребенка, и уже через пару месяцев Саше сказали, что их можно устроить в приемную семью. Смотрю, на улице снег идет. Дети у чужих людей. И думаю: а зачем жить? Так Саша снова пришла в фонд и попросила помощи. Она устроилась санитаркой в дом-интернат для ветеранов, потом перевелась в столовую. Это оказалось непросто.

Сначала она поклеила у себя обои, а фонд помог подключить электричество. Детей ей вернули только через полгода. В перспективе им всем грозило лишение прав. Целью нашего проекта было сохранение семей. И всем нашим ребятам, кроме одной девушки, это удалось. С тех пор молодая женщина постоянно находилась под опекой фонда, понимая, что в одиночку ей не выжить.

Сейчас будем торт есть! Сергей появился в жизни этой семьи около четырех лет назад — как раз в тот момент, когда Саша смотрела в заснеженное окно и не хотела жить. Он работает на стройке, семья выбралась из нищеты, хотя назвать их жизнь обеспеченной по-прежнему нельзя. В декабре го Саша и Сергей поженились.

И детям с папой лучше, они его любят. Системной поддержки таких семей в стране по-прежнему нет, говорит Власова,— несмотря на то, что во многих городах открываются кризисные центры помощи женщинам и детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. При этом льгот для одиноких матерей нет, очередь общая. Но пока это не удалось. Женщине необходимо пройти медицинское обследование и иметь деньги на питание.

А если это невозможно, то она остается одна со своими проблемами. Да, мы ей помогаем, но проблему с жильем мы решить не можем. Абсолютное большинство — выпускницы детских домов. Она приехала в Петербург несколько лет назад из Псковской области — учиться в колледже. Забеременела и была вынуждена прервать учебу. В Пскове Кате должны дать жилье, как сироте, но случится это, когда она станет совершеннолетней и когда подойдет очередь на квартиру.

Зина — петербурженка и студентка того же колледжа. Ее родители умерли несколько лет назад, оставив в наследство дочери квартиру, но Зина оказалась в детском доме, и жить в своей квартире сможет только после совершеннолетия. Катя и Зина находятся в академическом отпуске, у них — маленькие дети. И тогда они начинают искать такие приюты. Дружбы у них между собой не получается, она недолгосрочная и неглубокая, таковы особенности сиротской депривации.

И такой маме очень важно понять, что она не одна. Зина и Катя совершенно не умеют заботиться о себе, не могут правильно распоряжаться деньгами. Кроме этого, им выплачивают детское пособие и пособие матери-одиночки. Поэтому мы их учим. Такая служба должна быть масштабной, а поддержка — системной. То пригласят на день рождения, то позвонят поделиться какой-то новостью. Мы видим, как они живут, но постоянно сопровождать их не можем. А помощь им нужна в самых простых вещах.

Например, они не ходят к стоматологу и теряют зубы. Не посещают врача не только в профилактических целях, но даже в острых ситуациях, и теряют здоровье. Не могут организовать процесс посещения ребенком детского сада, хотя мы всех детей ставим в очередь,— и когда подходит время, маме остается просто отнести документы в сад.

Иногда сотрудники приюта обращаются в районные центры помощи семье, чтобы соцработник сопроводил маму в детский сад и помог оформить документы. Но такая помощь оказывается разово, а бывшим воспитанницам детдома нужно плотное сопровождение в течение длительного времени. Оксана в приюте не жила, она пришла сюда в прошлом году — попросить денег или продуктов.

У нее четверо детей — от четырех до 13 лет. Постоянного мужчины в семье нет, то один прибьется то другой. Такие отношения — тоже результат сиротской травмы. Оксана рано осталась без родителей и выросла в детдоме. Вспоминает, что там ее били старшие, прижигали руки сигаретами, она убегала и месяцами жила в подвалах. Маленькая, худенькая, с живыми черными глазами, все свои 35 лет она цепляется за жизнь: сначала хотела хорошей жизни себе, теперь — хотя бы детям.

Однажды детей у нее забрали в приют — из-за нищеты, голода, плохих жилищных условий. Она была в отчаянии, металась по кабинетам чиновников, писала письма в инстанции. После ее письма в аппарат уполномоченного по правам ребенка Санкт-Петербурга действия органов опеки проверили, и детей вернули домой.

Но жить этой семье очень трудно. Ей нужна постоянная помощь, но не столько материальная — ее просто надо учить жить.

Мы ходили с ней в магазин и объясняли, как грамотно покупать продукты: крупы, мясо, молоко, а не колбасу и пирожки — чтобы хватило на всю семью и надолго.

Но это надо делать регулярно, чтобы вошло в привычку. Оксана часто болеет, весит всего 37! Ей нужно вылечить несколько хронических заболеваний и вставить зубы, а для этого нужны время и деньги. Ей трудно найти общий язык со старшей дочерью-подростком — необходим психолог, но она боится чужих людей. Она не может работать, потому что за средней дочерью, страдающей эпилепсией, нужен присмотр даже в детском саду.

Если в жизни этой семьи не появится постоянный сопровождающий специалист, она просто не справится, и дети снова попадут в приют. А потом повторят судьбу матери.

Как надо помогать социально незащищенным гражданам

Смотреть комментарии. Девушка не может назвать ее собственной, так как по договору квартира сдаётся ей в наем. Но своя крыша над головой в большом городе уже есть. Квартира, свое первое гнездышко вчерашней воспитанницы детдома Светланы Назаровой, находится в пятиэтажном доме в новом микрорайоне на окраине Алматы. В переезде Светлане помогает ее друг по детдому Кайыржан Тулеков. Они еще не разбирали вещи из картонных коробок, первым делом решили собрать новый шкаф.

Своя квартира после детдома

Сама она там не живет — стоит в очереди на жилье, но прописана и выписаться пока не может. Получается, выхода нет. Это частая проблема, которую очень сложно решить законодательно. Ребята вынуждены либо жить с долгами, либо платить их. Есть вариант потребовать разделения на всех, кто прописан, и таким образом уменьшить сумму, но не припомню, чтобы удавалось добиться отмены", — комментирует Инна Бабалян. Допустим, в доме зарегистрировано пять человек и никто не платит за услуги ЖКХ.

Почему люди выплачивают сотни тысяч за квартиры, в которых никогда не жили

Роланда Джамулова живет вместе с маленьким сыном в 6-метровой комнате в городе Кызыл Республики Тыва. Женщина обращалась в суд, прокуратуру, совет по правам человека, Агентство по делам семьи и детей республики… Ответ один: ждите. Суд даже не принял заявление Роланды. Воспитывает она их одна. Читать далее. Но, очевидно, не все деньги доходят до нуждающихся. Причем в качестве бесплатной рабочей силы привлекали самих бездомных выпускников детских домов. Один из домов возведен до окон первого этажа, под второй только заложен фундамент, а строительство третьего дома вообще не начали.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 12 Идей Заработка Для Детей и Подростков

Что такое «сиротские метры» и кто на них наживается

.

.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных