Психологтческая работа с людьми впервые оказавшиеся в ивс

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 110-86-37
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 366

Один из замешанных в скандале педагогов впервые публично рассказал, что думает об обвинениях детей. Оказавшийся в центре скандала детдом уже готовят к продаже. Фото: Илья Бархатов. Расследование дела о насилии над воспитанниками интерната под Челябинском вошло в завершающую стадию. Единственного его фигуранта недавно выпустили из следственного изолятора, где он провёл год.

Именно таким и является начальник караула отдела охраны Камышинской воспитательной колонии капитан внутренней службы Сергей Руденко. Не зря же говорят: бесплатный сыр только в мышеловке.

Бланк договор хранения с правом пользования образец. Стороны могут заключить договор хранения в устной или письменной форме. Обязательная письменная форма предусмотрена только для случаев, когда стороной договора выступает юридическое литерал assassins creed revelations текст.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Это было в далеком м году. Мне сейчас трудно вспомнить, по какой причине я решил работать в уголовно-исполнительной системе. Пришел из армии и чем-то нужно было заниматься.

Я работал в конструкторском бюро, учился на третьем курсе казанского филиала энергоуниверситета, тогда института. В бюро пришли набирать работать в эту систему. Сначала я сопротивлялся, не хотел опять форму надевать. Но убеждали люди там хорошо.

Был такой замечательный зам по воспитательной работе, который сказал, что и там кому-то надо работать и работа в принципе эта нормальная. Мне понравился человек, у меня тогда переломный момент был личностный.

Я как-то искал смысл своей жизни. Я еще молодой человек был. Нужно что-то полезное делать. В тюрьме тоже можно пользу приносить. Я принял решение, устроился, и работал на протяжении практически лет.

Тогда была переподготовка ввиду того, что должности психологов в году начали вводить в эти учреждения. Отбирали именно из воспитательных отделов. Помимо курсов нужно высшее образование получать, хотя тогда психологов специальных не готовили.

Пришлось мне учиться почти всю жизнь: где-то что-то как-то. Там еще милиционеров готовили, потом открылись факультеты социальной и психологической работы. Служил на протяжении всего этого времени. К году во всех учреждениях профильных — следственных изоляторах, исправительных колониях общего режима, строгого режима; возглавлял службу психологическую [ФСИН] республики Татарстан с по год. Ушел с должности начальника психологической лаборатории ИК-2, нашей самой большой зоны строгого режима.

Потом стал работать на себя, то есть ИП: психологический кабинет, консультационно-диагностический. С ними мы стали сотрудничать. Потом все эти вещи, связанные с активистами, девчонками из Pussy Riot — тема тюремная возникла на ура, и мы начали совместно трудиться, писать заключения по поводу того, что эти активисты никакими криминальными личностями не являются, опровергать доводы психологов системных, из МВД, из ФСИНа, которые часто злоупотребляют своим положением и страдают отсутствием профессионализма.

Шаги в этом направлении были [сделаны] в годах, наверное, уже когда приказ вышел по поводу введения [психологической службы]. Мне кажется, это была дань времени и всему перестроечному моменту, связанному с тем, что мы входили в Совет Европы. Были условия выдвинуты, что не должно быть смертной казни и специалисты именно такого профиля там в тюрьмах — МЗ должны находиться.

Энтузиазма было очень много. У нас была замечательная начальник [психологической] службы в Татарстане — Ожимова Ольга Александровна, которая фактически здесь ее поставила. Мне в Татарстане более понятно, как все происходило.

С большим трудом методическая база формировалась, какие-то тесты. Все это было почти самопальным. Кабинетов не было. А как работать психологу без кабинета? Учреждения все старые, всегда все занято под всякие нужды. И тут вдруг откуда ни возьмись психологи какие-то. Им еще нужен кабинет, да не просто кабинет, а там должна быть какая-нибудь комната, где групповая, например, психокоррекционная диагностика проходит.

Кресла какие-то нужны, аппаратура звукозаписывающая. Вот ее титаническими усилиями все это делалось. Когда уже и денежки, видимо, в системе появились, и как-то устаканилась роль специалистов, к ним начали серьезнее относиться. Я думаю, слишком серьезно, потому что начали затыкать все, что возможно, считая, что психолог — это альтернатива всему на свете.

Но потом они заняли свою нишу. Сейчас это просто такие клерки. Бухгалтеры от психологии, которые сидят, считают и фактически не занимаются тем, чем они должны заниматься. Естественно, есть самоотверженные, очень честные и порядочные психологи в системе, которые альтруистически нацелены на свою работу и помогают людям, которые там находятся. Кризис пенитенциарной психологии в том, что она не нацелена на человека, на осужденного, на решение его индивидуальных личностных проблем.

Только показывать, что оно существует, насколько оно замечательное, красивое, но бесполезное. Об этом они умалчивают. Никаких этических стандартов поведения психологов в уголовно-исполнительной системе России не существует. Она была до года приказом оговорена, а сейчас приказ упразднен. Если у этих специалистов нет этических стандартов профессионального поведения, то уже сложно о чем-либо говорить.

Любой приказ руководителя учреждения, начальника какого-либо отдела, который по статусу выше, — дать характеристику на того или иного человека, черты личности, на которые можно воздействовать, — психолог расскажет, потому что у него такой статус.

Если он откажется, у него будут проблемы по службе. В таком виде психология нацелена на обеспечение этого режима, а не оказание профессиональной помощи людям, которые в ней нуждаются. Почему нет этических стандартов. Потому что психолог станет свободным человеком, полноценным, самодостаточным. Он будет и сам определять количество информации, которое передает заинтересованным службам, и появится у него смысл — не навреди.

Где-то нужно человека спасать, не раскрывая что-то. Сейчас у психологов это на уровне их порядочности, личной этики. Законом он не защищен, а это очень выгодно системе. Большинство психологов в местах лишения свободы — это женщины. Мужчин достаточно мало, и везде так по России.

Своей душой и мягкостью они оказывают специфическую помощь. Жалеют их как-то и действительно реализуют консультационную работу, психокоррекционную, если это необходимо. Но это все в то время, когда не надо заполнять какие-то бумажки вечные, как в любой системе. Потому что доказать, что ты занимаешься профессионально какой-то работой, человеку, не сведущему в этом, невозможно. Все должно быть оформлено на бумажке. Если этого нет, значит, человек ничем не занимается. Они не понимают, что фактически психологию, сам процесс, потрогать очень сложно.

Есть непосредственные начальники — психологи-начальники, которые могут быть заточены под рейтинг. И вот кровь из носа психолог пишет эти консультации, диагностики, психокоррекционные мероприятия, которые он не проводит. В этом проблема психологов уголовно-исполнительной системы, которых и готовит система под себя и не всегда качественно.

Вообще деятельность четко регламентирована уголовно-исполнительным кодексом РФ. Пункт 6. Заключенные имеют право на психологическую помощь. Помощь оказывается добровольно: если осужденный хочет получить эту помощь, он может обратиться и может ее получить.

Функций у психологов огромное количество. И диагностические задачи, и консультативные задачи, и психокоррекционные.

Как на самом деле сейчас все реализуется. Все начинается со следственного изолятора. С ними встречается психолог в карантинной камере. Они обязаны провести полноценное его изучение, если он не откажется. Они должны взять с него добровольное согласие, что он предупрежден, что информация может быть использована теми-то лицами.

Но заключенные, которые придерживаются криминальных понятий, расписываться не особо любят. Обыкновенные, условно назовем их мужики, которые не имеют никаких понятий криминального мира, иногда дают эти подписки.

Чтобы человека изучить, не одного дня даже проблема. Но должна после этого изучения составляться программа его ресоциализации на год. Это никем и никогда не делается. Я сколько читал материалов, которые учреждения на ребят с Болотной площади подготавливали, нигде этой программы не видел. А они сидели в разных местах по всей стране. Это говорит о том, что это фактически не исполняется.

Все время привожу пример. У нас первоначальная подготовка сотрудников в учебном центре. Вот эта молодежь, которая только устроилась. У него мотив — раньше уходить на пенсию. Ну что можно от этого человека ждать? Какие-то социальные льготы, зарплаты им сейчас подняли, в среднем около тысяч [рублей] сотрудник среднего звена получает.

На воле нужно чем-то заниматься, прикладывать усилия, суетиться.

Договор хранения с правом пользования или аренда

Это было в далеком м году. Мне сейчас трудно вспомнить, по какой причине я решил работать в уголовно-исполнительной системе. Пришел из армии и чем-то нужно было заниматься. Я работал в конструкторском бюро, учился на третьем курсе казанского филиала энергоуниверситета, тогда института.

Психологтческая работа с людьми впервые оказавшиеся в ивс

.

Уведомления

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как стать кинологом

.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: volgoentomolog.ru 1 - ИВС и СИЗО - ЛЮБОМИР БОРОДА
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. pretralule

    А кто из вас заполнил налоговую декларацию за 2015-й год?

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных